– ты решил выбрать пианино?!


The Piano Guys – Moonlight
продолжительность = 0.42 мин.

Wolfgang Vivaldi – My Heart Will Go On
продолжительность = 0.42 мин.

Wolfgang Vivaldi – Chi Mai
продолжительность = 0.42 мин.


– Ты решил выбрать пианино?!
Грёбаный псих!

Хаси в сердцах пнул пустую бутылку из под пива. Та отлетела к стене и попала в переполненную пепельницу. Я с содроганием смотрел на поднявшиеся клубы пыли.
Это был мой выбор.

Неделю назад мне приснился сон, в котором меня похитили инопланетяне. Мы долго смеялись над этим. Даже фантазировали. А что, если бы все это было правдой?

Через пару дней я осмелился сесть за пианино. К слову, я не учился музыке никогда. Мои пальцы горели желанием прикоснуться к клавишам. Не знаю как. Я начал играть.

– Послушай! Просто послушай это!
Орал я в трубку спустя десять минут. Руки мои тряслись. Я играл, зажав телефон плечом, чтобы Хаси поверил.

Но он не верил.
Вместе с музыкальными способностями я приобрёл ещё немного везения в общении с людьми. Прокачал этот скилл процентов на 80.

– Ты совсем рехнулся.
Мы сидели в кофейне в тот же день, как я открыл в себе новый талант. Я понимал, что об этом нельзя никому рассказывать. Поэтому написал сообщение Дане Кэтрин Скалли.

– Джил не будет отвечать на твой фанатский бред. Господи, Кику!
Хаси удивленно просканировал глазами переписку в моем смартфоне.

Я отправил письмо Джилиан Андерсен. Почему нет? Я подписан на её инстаграм. Я влюблён в неё со школьных времён. А мои новые способности к общению легко помогли обратить на себя её внимание.

– Ты никогда не задумывался, почему они продолжают снимать Секретные материалы?

Разумеется никакие инопланетяне меня не похищали. Джил просила рассказывать именно эту версию. Прикидываться дурачком.
Она знает. Конечно же она всё знает. Взяла мои контактные данные и исчезла из онлайн.

– Они просто взяли и сменили тебе прошивку? Зачем?
– Я не знаю.

Место, в котором я оказался той ночью, было похоже на лабораторию. Все, как в моем любимом сериале. Только я не был привязан. Мне не делали никаких уколов. Не вводили чипы под кожу. Я просто сидел. И как бы видел сам себя со стороны. Как персонажа в компьютерной игре.
Мне дали выбор.
Увеличить пару своих способностей взамен на снижение ненужных.

– От чего ты отказался?
– От кулинарии, физической выносливости и художественных навыков.

Я никогда не думал о музыке и не умел играть даже на гитаре. Но в квартире, куда мы недавно переехали, стоит рабочее пианино. Оно притягивает меня к себе. Я сразу вспомнил о нем.
Это было как в игре. Двигаешь желтый ползунок и характеристика героя меняется.
Я сам все сделал.

В течении следующих двух недель я активно общался с людьми. В нашем доме каждый вечер собирались все новые знакомые. Они просили, чтобы я играл. Любые произведения. Я знал их все и на ходу мог сочинить именно то, что понравится публике.

Я собирал концертные залы. Умение находить подход к людям сделало меня знаменитым.

Но особое удовольствие мне доставляло играть в подземных переходах. Я брал в аренду синтезатор и собирал вокруг себя толпу. Люди, спешащие по делам, просто останавливались. Они не могли продолжать свой путь, пока я играл. Почти все они плакали.

– Ну хорошо. Ты не выбрал способность делать деньги на ровном месте. Но даже так умудряешься неплохо зарабатывать.

Хаси пересчитал мою выручку за вчерашний день. Люди давали мне деньги. Я не хотел их брать, но каждый раз обнаруживал рядом кучу купюр.
Только за это мой друг меня уважал. Пока однажды утром я не решил сыграть для него.

Хаси готовил завтрак. Потому что у меня это теперь получалось отвратительно. Нужно было оставить себе хотя бы десять процентов.

– Это для тебя. Я чувствую.

Бросив недоеденную яичницу, я кинулся к пианино. Кровь в моих руках закипала и требовала выхода. Я знал, что нужно делать.
Это была самая моя красивая композиция. Я сочинял на ходу. Захлебываясь вдохновением. Казалось, играю не я, а некая сила, захватившая весь мой организм.
Воздух вибрировал вместе со мной. Сердце мое перестало биться самостоятельно. Оно слилось с музыкой.

Я смотрел на Хаси. Тот застыл на месте с деревянной лопаткой в руке. Я видел слезы в его глазах.
Впервые за 15 лет знакомства.

Я был счастлив все эти дни. По-настоящему. Но в четверг все закончилось.

– У твоей новой программы ограниченный срок действия?

Хаси расстроился. Он был на самом деле подавлен.

– Джилиан написала мне сегодня сообщение.
Я крутил смартфон в руках, пытаясь собраться с мыслями.

Она говорит, что в течении года я не должен покидать страну. Что за мной ведётся наблюдение. Действие эксперимента закончилось. Я снова не понимаю, с какой стороны подходить к инструменту. Все вернулось на свои места.

– Кику. Мне очень жаль.

Я смотрел на свои руки. Все мои способности вернулись к прежним настройкам. Но что-то внутри меня изменилось навсегда.
Я знал это и поэтому был спокоен.

Я вернулся на прежнюю работу. Хаси внимательно следил за моим настроением. Боялся, как бы я не впал в депрессию. Предлагал обратиться к психотерапевту.
Но я улыбался и каждое утро садился за инструмент. Прикасался к клавишам, пытаясь вспомнить.

– Это была лучшая музыка, что я слышал.
Любил говорить Хаси.

Мы заказывали суши, устраивали вечеринки и даже смогли купить себе новый компьютер.
У нас ещё остались сбережения, на которые мы могли бы спокойно жить целых три месяца.
Но однажды я вернулся домой, потратив все до копейки.

Увидев мое счастливое лицо, Хаси напрягся.

– Надеюсь, ты вложил деньги в какой-нибудь прибыльный проект?
– Да.

Я уселся за пианино и вытащил из рюкзака кипу учебных тетрадей.
– Я оплатил первый семестр обучения в музыкальной школе.

– Эмм.. Кику. Ты думаешь, что сможешь самостоятельно достичь того уровня мастерства, который…

Я радостно разложил перед собой партитуры с простейшими нотами.
Меня трясло от возбуждения.
Я был уверен, что нашёл смысл жизни.

– Плевать.