кофейное дерево своими руками


Настало время традиционной рюмочки на ночь, друзья!
Спокойной ночи!

Эмма вздрогнула. Сквозь редеющие облака проглядывало солнце, словно прожигая себе дорожку, но оно было уже не в состоянии уберечь ее от холода. Щеки ее горели, но этот румянец на коже был от хлесткого ветра, а не от солнечных лучей. Она посильнее запахнула пальто, застегнув его на все пуговицы, а потом спрятала пальцы в кожаные перчатки.
Сегодня у нее был выходной. Этот день был словно чистый лист бумаги, и Эмме хотелось просто сидеть, сложа руки, и наблюдать за этим миром. Она часто так делала, присаживаясь на старую покосившуюся скамейку в парке с чашкой горячего шоколада, посыпанного сверху корицей, и просто наблюдала за тем, что происходит в парке. Тут всегда было полно людей, но каким-то образом ей всегда удавалось отгораживаться от них и просто быть одной среди толпы.
Яркие краски сделали осень её любимой порой года. В течение последних двух недель деревья меняли зеленый наряд на наряд цвета пылающего апельсина и сбрасывали листы, которые, неспешно кружась, падали на землю незаметно для окружающих. Для всех, кроме Эммы. Она с замиранием сердца наблюдала за этим вальсом листьев на пути к мокрой почерневшей земле и тихонько улыбалась сама себе.
Это было время года, когда люди вытаскивали из шкафов свои старые затхлые пальто, когда в моду снова входили шарфы и когда люди с завидным постоянством теряли вторые перчатки. Эмма могла бы поклясться, что у нее дома скопился целый ящик перчаток, у которых отсутствовала пара.
Она вздохнула. Натянув шапочку сильнее на уши, она попыталась убрать со лба несколько светлых прядей. В перчатках это оказалось непросто, и Эмма стянула одну из них, чтобы пригладить непослушные волосы. Злая насмешка судьбы, ее перчатка упала прямиком в лужу, которая была неподалеку. Эмма недовольно фыркнула и потянулась за ней, но не успела.
Вы потеряете ее, если не будете внимательны.
Эмма подняла голову и мгновенно выпрямилась, в ее горле застрял огромный комок. Голос принадлежал весьма привлекательному мужчине, который стоял в нескольких шагах от нее. Эмма ничего не могла с собой поделать, дыхание у нее перехватило, и она начала буквально пожирать его глазами. На нем были синие джинсы с кожаным ремнем и черные сапоги. Поверх темно-зеленого свитера была накинута серая куртка, а на шее был повязан черный шарф.
Эмма сглотнула, слегка приоткрыв рот и, казалось, позабыв все на свете. Обычно она не лезла за словом в карман при встрече с незнакомыми людьми, но синева его глаз была такой глубокой, что она почувствовала, словно тонет в ней. Его улыбка была по-мальчишески милой, уголки губ чуть приподнялись и тень от невероятно длинных ресниц упала на его щеки, когда он слегка прищурился. Незнакомец смахнул рукой крошку имбирного печенья со своего подбородка и спрятал руку в карман.
С вами все в порядке? нерешительно спросил он. В другой руке он держал одноразовый стаканчик с кофе, из-под крышки которого вырывался аппетитный дымок.
Эмма моргнула, наконец придя в себя. Она откинулась к спинке скамейки и неохотно оторвала взгляд от стоявшего перед ней незнакомца. Нервно облизав губы, она посмотрела на свою руку в перчатке, и улыбнулась.
Да, быстро ответила она, и ее улыбка стала еще шире от легкой нервозности, охватившей ее.
Вы точно уверены? незнакомец наклонился, чтобы поднять ее перчатку, и протянул ее Эмме.
Эмма нервно рассмеялась и, кивнув, взяла намокшую перчатку из его руки. Когда кончики их пальцев соприкоснулись, словно электрический ток прошел через ее руку, заставив вспыхнуть каждую клеточку ее тела. Эмма резко убрала руку, ее щеки запылали от смущения, и внезапно холодный октябрьский воздух перестал быть таким холодным.
Киллиан, он снова улыбнулся, сверкнув белоснежными ровными зубами.
Простите, что? Эмма в замешательстве нахмурила брови и наклонила голову на бок.
Это мое имя, он приподнял бровь и, поднеся стаканчик с кофе к губам, сделал длинный глоток. Эмма наблюдала за этим процессом, закусив губу. Меня зовут Киллиан.
О, улыбнулась она и снова отвернулась. Она просто не могла перестать улыбаться и краснеть. Ей показалось, что запылали даже кончики ее ушей под шапочкой.

~~~

Киллиан вынул руку из кармана и осторожно потеребил ухо. Все шло не так, как он себе представил, когда увидел, что она сидит на его любимой скамейке. Он приходил сюда один раз в неделю, обычно в выходной, просто посидеть и насладиться покоем. Киллиан делал это круглый год, в любую погоду, в любое время года, но осень он любил больше всего. Воздух осенью был свежим, листья шелестели над головой, когда ветер раскачивал деревья, а солнца было еще достаточно, чтобы справиться с сыростью, которая пробирала его до костей. Не то, чтобы Киллиан возражал. Он работал в доках, где воздух был пропитан сыростью. И она пробиралась в его суставы независимо от того, сколько слоев одежды на нем было. Киллиан занимался ремонтом лодок, это было его любимым ремеслом с того момента, когда он много лет назад восстановил свой собственный корабль. Сейчас он был счастлив называть это своей профессией, а во время простоев в работе любил наслаждаться внутренним покоем и одиночеством.
Это было ровно до тех пор, пока однажды, придя в парк, как обычно, раз в неделю, не обнаружил, что его место занято потрясающе красивой блондинкой с блестящими зелеными глазами и розовыми щечками, которые делали ее похожей на ангела. Он качнулся на каблуках и, сделав еще один глоток кофе, облизнул губы.
Знаете, начал он, пытаясь привлечь ее внимание, в большинстве случаев принято, если кто-то называет свое имя, говорить свое в ответ.
Эмма рассмеялась, хлопнув себя ладошками по коленям, быстро поднялась на ноги и закатила глаза. Он с легкой улыбкой наблюдал за тем, как она поднимается, как падает ей на колени длинный красный шарф.
Конечно, она протянула ему ладонь, и он посмотрел на нее с блеском в глазах. Эмма.
Эмма, эхом повторил он, и ему понравилось, как прозвучало на его губах ее имя. Он легонько сжал ее ладонь, которая идеально вписалась в его руку. Приятно познакомиться, Эмма.
Словно весь мир замер, когда их руки коснулись друг друга. На секунду Киллиан почувствовал, как его кожа загорелась, и горячий стаканчик с кофе в другой руке внезапно остыл. Он убрал руку, чуть скользнув подушечками пальцев по ее ладони.
И мне, Киллиан, вернула ему улыбку Эмма.
В этот момент они как будто остались одни. Мир вокруг них стал ярче, засветившись теплым оранжевым светом. В свежем воздухе пахнуло осенью, и облака четче отразились в лужах. Киллиан снова почесал за ухом, и его губы тронула легкая улыбка, когда он понял, что он может вечность вот так смотреть ей в глаза и ничего не говорить.
Пролетевший мимо велосипедист вернул их в реальность, задев Киллиана и толкнув его прямо на Эмму. Киллиан пошатнулся, Эмма инстинктивно подхватила его, чтобы не дать ему упасть, с кофейного стаканчика соскочила крышка, и теплая жидкость разлилась ароматным пятном на ее черном пальто.
О, черт возьми! выругался Киллиан, уткнувшись ей прямо в шею, в золотистые локоны, рассыпавшиеся по ее плечам, и освободился из ее объятий. Мне очень жаль, пробормотал он.
Все в порядке, выдохнула Эмма, отпуская его.
Я оплачу вам химчистку, быстро предложил Киллиан, находясь в сомнении, стоит ли ему помочь стряхнуть капли кофе, прежде чем они окончательно испортят пальто, или это будет похоже на то, словно он пристает к человеку, с которым только что познакомился.
Все в порядке, повторила Эмма, рассмеявшись, и это сняло напряжение между ними.
Киллиан сжал челюсти, бросив взгляд вдоль линии деревьев туда, куда укатился велосипедист. Он покачал головой, задумчиво почесал в затылке, подхватил Эмму под локоть и повел по аллее.
Позвольте мне купить вам новое пальто, предложил Киллиан, бросив свой полупустой стакан с кофе в урну рядом. Это меньшее, что я могу сделать.
Эмма резко покачала головой.
Вовсе нет, сказала она, послушно следуя за ним, вдоль ряда легко покачивающихся каштановых деревьев.
Позвольте мне сделать хотя бы что-нибудь, усмехнулся Киллиан. Я себя ужасно чувствую.
Они остановились, повернулись лицом друг к другу, и блеск в глазах Эммы заставил Киллиана прищуриться. Несмотря на то, что он только встретил ее, он чувствовал, будто знал ее всегда. Возможно, они пересекались в другой жизни. Может быть, в другой жизни ему удалось не пролить на нее кофе.
Что такое? улыбнулся он ей. Эмма дотронулась до его груди и провела кончиками пальцев по теплой ткани его свитера. Киллиан наблюдал за ее тонкими пальчиками, скользящими к самому его сердцу, которое вырывалось из груди от ее прикосновения.
Например, вы можете перестать занимать мою скамейку, ухмыльнулась Эмма, подмигнув ему и кивнув головой туда, откуда они только что ушли.

~~~

Киллиан снова нахмурился, приподняв бровь, на губах его засияла улыбка.
Вашу скамейку? передразнил он.
Эмма кивнула.
Я вижу, что вы сидите на ней все время, когда я прихожу сюда, чтобы понаблюдать за миром вокруг.
Так вы преследуете меня? ухмыльнулся Киллиан, и его голубые глаза заблестели в лучах солнечного света. Эмма наклонила голову и спрятала лицо у него на груди. Я так и знал.
Извините, ничего не могу с этим поделать, пошутила Эмма, проводя пальцами по его твердой груди.
Может, мне не стоит быть таким чертовски красивым, промурлыкал Киллиан, и Эмма почувствовала, как жар охватил все ее тело.
Почему ты никогда не подсаживалась ко мне? нежно спросил Киллиан, коротко прикоснувшись к ее локтю.
Эмма пожала плечами, запрокинув голову назад, и посмотрела в его голубые глаза, глубокие, словно океан. Она заметила крошечный шрам на его лице и удивилась, что он его нисколько не портит. Может быть, однажды она спросит его, откуда он у него.
Может быть, когда-нибудь я это сделаю, ласково улыбнулась Эмма. Может быть, однажды мы будем сидеть и наблюдать за миром вместе.
Киллиан мягко улыбнулся и нежно прижал ее к себе.
Может быть мне бы этого очень хотелось.

Перевод: специально для