Forgive me. омегавёрс


Fight The Fade – Seasons
продолжительность = 0.42 мин.

Forgive me.

Омегавёрс AU, где Намджун не особо вникает во все разговоры об истинных и о том, что свою омегу нужно искать. Он просто живёт так, как ему хочется: алкоголь, наркотики и клубы. В его постели каждый раз новая омега, а постоянные отношения ему не нужны. Чимин же тихий и порядочный парень, до жути влюблённый в этого самого Намджуна, что кажется таким запретным, но самым сладким плодом. И, наверное, у этих двоих нет ни единого шанса быть вместе. Но, что если судьба решит иначе?

1 –
2 –
3 –
4 –
5 –
6 –
7 –
8 –
9 –
10 –
11 –
12 –
13 –
14 –
15 –
16 –
17 –
18 –
19 –
20 –
21 –
22 –
23 –
24 –
25 –
26 –
27 –
28 –
29 –
30 –
31 –
32 –
33 –
34 –
35 –
36 –

(37/?)

Разговор бесполезный, прямой, как стена. Ужасно болит голова, но Юнги забивает, потому что засыпать сейчас не хочет. Он ждёт, сжимает чужую руку, улыбается грустно и считает вслух до 10. Зачем? Чтобы не сорваться, продолжать верить в лучшее. Альфа боится услышать слова: ” Я не хочу больше тебя знать, исчезни.”. Боится потерять эту омежку, которая глубоко в сердце сидит и гладит шерсть юновского зверя.

– Хён? – произносит так тихо, что Мин почти не слышит. Голос Чонгука ослаб, как и он сам, – Прости
– Тихо, – осторожно ведёт рукой по щеке младшего, усаживается на край кровати и склоняется, – Ты ни в чём не виноват, котёнок. Это я сделал тебе больно, сказав всё это
– Можешь просто уйти, я не стану тебя обвинять
– Я люблю тебя, – Юнги перебивает, не даёт договорить эту болезненную фразу. Комкает все сомнения младшего и выбрасывает далеко-далеко, чтобы ветер подхватил и унёс на другой конец планеты, – Я люблю тебя и никуда не отпущу, – альфа бережно приобнимает брюнета, целует ещё бледноватое лицо.
– Хён, пожалуйстаЯ не твой идеал, я такой глупый, сломанный и надоедливый – альфа недовольно фыркает, сминает губы омеги, чуть кусая. Юнги никогда не уйдёт, он будет рядом с этим мальчишкой. Он станет его опорой, защитой и миром.

Что такое любовь? Это жизнь или спутанный пазл? Гук ещё не определился с выбором ответа, его застают врасплох его же чувства, но Чон уверен, что он уже не боится. Нет, это точно не страх.

– Пообещай, что поможешь мне, – стоит Намджуну зайти в чужую квартиру, как на него наваливаются с такими просьбами и прожигающим взглядом.
– Смотря с чем
– Нет, сначала пообещай, – рыжеволосый дует губки, фыркает и притопывает ножкой, ожидая ответа, – Просто пообещай.
– Хорошо, малыш, я обещаю, только не злись, – Ким правда сдаётся, стоит Паку попросить о чём-то, что не особо устраивало альфу. Он привык доминировать, отдавать приказы и указания, но с этой омегойСтоит вдохнуть запах юноши, так весь гнев и сомнения куда-то уплывают по реке наслаждения и привязанности, – А теперь скажи, маленький дьявол, на что я обменял свою душу?
– На правосудие, хён.
– Ты пугаешь меня
– Как бы ты поступил, если бы узнал, что твоего брата, который совершенно беззащитный кролик Что его изнасиловали? – Чимин запинается, выдерживает паузу, потому что вся решимость уходит, когда он вспоминает об этой ситуации и Чонгуке.
– Я бы лично придушил того, кто это сделал, но – Джун замолкает, а затем шокировано смотрит на своего парня, отказываясь верить, что это как-то связанно с Чоном, – Нет
– Ким Юонг, – срывается с губ омеги, разносится эхом, ударяясь об углы комнаты, а затем утихает, оставляя неприятный осадок.
– Это тот профессор? Юнги рассказывал, что он странный, но я даже подумать не мог
– Никто не мог и не может до сих пор. Однако, это то, что скрывал мой брат. То, что стало медленно пожирать его изнутри, высасывая счастье. Эта тварь Он
– Тише, малыш, – альфа притягивает омежку к себе, поглаживает рыжие волосы, – Я же пообещал тебе – выполню. И знаю, кто точно поможет мне отомстить за этого мальчишку.
– Юнги?
– Юнги, – утвердительно произносит Намджун, – Он превратит жизнь этого альфы в настоящий ад.

В мире всегда присутствует боль. Она как паразит, которого невозможно вытравить. Паразит, живущий в каждом человеке без исключений. Кто-то смирился с этим фактом, кто-то продолжает сражаться. Возможно, проще принять боль, но нет никакой гарантии, что она не станет разрастаться, уничтожая тебя. За болью следует ненависть и месть, идущие под руку друг с другом. Они появляются в тот момент, когда боль овладевает сознанием, пуская свои корни в сердце. Чимин это понимает, Намджун тоже. Поймёт и Юнги. Вот только, сейчас совершенно плевать на здравый смысл, на прощение и милость. Её не будет, как и пощады, потому что все они спрятались, сбежали от пожирающей тьмы в душе.

Но никто отступать не собирается.